Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Сокрыв от посторонних глаз
Свой мир ношу в себе.
И постоянно вижу сны,
О боли и войне.
Из снов моих, из темных грез,
Из самых тайных мест,
Карабкаются сотни рук
Протягивая крест.
Я не возьму. Они, визжа,
Сомкнут вокруг кольцо
И снимут серый капюшон,
Дыша огнем в лицо
И я проснусь. А жуткий страх
Уже течет в крови
И сотни, сотни липких рук
Скребут в моей груди.
Молитва стынет на губах,
Я мертв уже давно.
Но попытаюсь повторить,
Чтоб из воды - вино.
Я попытаюсь. Не смогу.
Прости, прощай, люби.
Но нет сильнее образца
Чем клятва на крови.