• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:29 

Культура

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Дети и Третьяковка не совместимы. Если дитю меньше семи.
Теперь я знаю, что болото Шрека писал Куинжи. Что Иван Грозный убил своего сына, что бы съесть. Что на картинах у женщин эээ.. "сиськи не правильные, а у той тети правильные, но она не на картине" - то есть скульптуру мы любим больше.
Но сдох я на том моменте.. когда увидя скульптуру обнаженного мальчика Глебушка чуть не снял штаны, чтоб посмотреть у кого больше...
Неправильное черное море, обжорство живописцев виноградом и Пушкин который как у пуделя - уже не катят)

13:53 

Стиш

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Ты правда считаешь, что нужен свет
Живущему в темноте?
Что делится мир, на "да" и "нет",
Как надписи на стене.
Что роли играют добро и зло,
Что жизнь это просто фарс,
Что тем, кто за гранью, повезло,
А боги не верят в нас?
Ты правда считаешь, что можно быть
Счастливее всех других?
Лишь потому, что умеешь любить,
(Любить, это значит - жить)?
Что можно быть вместе, и на века,
Что можно дышать вдвоем?
И жизнь- это бешеная река,
А не больной водоем.
Ты правда умеешь себе не лгать,
Не путать "еще" и "уже",
Стремиться, бороться и побеждать,
И строить рай в шалаше?
Что можно поверить, взглянув в глаза,
Что можно молчать ни о чем,
И взвесив все "против" и все "за",
Остаться к плечу плечом...

23:58 

Ну..

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Снейп сделал тату) Наконец-то)

17:55 

Папахен жжот!

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Получаю смс - "Еду отдыхать на море. Южный берег"
Спрашиваю - куда?
Ответ...
Харасавэй. Байдарацкая губа.
Иоу. Да. Южный берег.
КАРСКОГО моря))

15:47 

Хм

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Не спрашивайте меня где, и я не скажу вам куда...

18:33 

Интересно

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Ребенок прыгающий по перекопанной дороге и вопящий "Я хожу по трупам! Я хожу по трупам!" - это нормально?

13:16 

Я вот все думаю...

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
А что будет, если Снейп как нибудь сломается...

18:31 

Коты

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.

09:22 

Работа

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Все таки, некоторые мои клиенты великолепны.
Во вторник, в жуткую жару, на одной фирме мне налили 250 грамм шампанского. Ледяного. Чтоб я охладился.
А на следующей фирме такое-же количество холодного кефира с зеленью.
Неплохое сочетание.

19:22 

Смеялся)))

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Вампир умирать явно не собирался. Нашпигованный серебряными пулями, мокрый от святой воды, проткнутый осиновыми колышками в шести местах, он ворочался на замшелом надгробии, что-то глухо бормотал и пытался подняться. Оставалось последнее средство: приложенное ко лбу упыря распятие должно было выжечь мозг. Ван Хельсинг брезгливо перевернул порождение тьмы и ткнул в него крестом. Вурдалак неожиданно захихикал и непослушными руками стал отталкивать распятие.
- Этого не может быть! – ошарашенно обронил вслух охотник за вампирами.
- Может, - неожиданно отозвался упырь густым хрипловатым басом. – Крест, я чай, католический?
- Ну…
- Хрен гну, - недружелюбно отозвался вампир. – Нам от энтого щекотка только, да изжога потом. Православные мы, паря.
В доказательство вурдалак распахнул на груди полуистлевший саван. Среди бурой поросли на груди запутался крестик на шнурке, причём явно серебряный. Ван Хельсинг от неожиданности сел на соседнее надгробие. О подобном не говорилось ни в «Некрономиконе», ни в «Молоте ведьм», ни даже в пособии «Исчадия ада и как с ними бороться», изданном в Ватикане четыре столетия назад.
Пока охотник собирался с мыслями, упырь, наконец, сел, трубно высморкался и, покряхтывая, стал вытаскивать из себя колышки. Покончив с последним, он покосился на противника:
- Ладно, сынок, пошутковали и будя. Тебя как звать-то?
- Ван Хельсинг, - машинально откликнулся охотник.
- Ван… Ваня, стало быть. Ну, а я Прохор Петрович, так и зови. Нанятый, что ли, Ванюша?
- Се есть моя святая миссия… - пафосным распевом начал Ван Хельсинг, однако Прохор Петрович иронически хмыкнул и перебил:
- Да ладно те... Миссия-комиссия. Видали мы таких миссионеров. Придёт на погост – нет, чтоб, как люди, поздороваться, спросить как житуха, не надо ли чего… Сразу давай колом тыкать. Всю осину в роще перевели. А подосиновики - они ить без неё не растут. Э-э-эх, охотнички, тяму-то нету… Живой ли, мёртвый, а жить всем надо.
- А… а зачем вам подосиновики? – поинтересовался Ван Хельсинг, не обратив внимания на сомнительную логику вурдалака.
- Известно, зачем: на засолку. В гроб дубовый их ссыпешь, рассолом зальёшь, хренку добавишь – вкуснотишша! На закуску первое дело.
- Так вы же это… - охотнику почему-то стало неловко, - должны… ну… кровь пить.
Прохор Петрович поморщился, как от застарелой зубной боли:
- Да пили раньше некоторые. Потом сели, мозгами раскинули и порешили, что нехорошо это, не по-людски как-то. Вампиризм ведь от чего бывает? Гемодефицит – он, вишь ты, ведёт к белковой недостаточности плазмы и снижает осмотическое давление крови. Смекаешь, Иван?
Ван Хельсинг смутился:
- Видите, ли, я практик. Теоретические изыскания ведутся в лабораториях Ватикана. А мы, охотники, как бы…
- Эх, ты, - разочарованно протянул упырь. – Только и знаете, что бошки рубить, неуки. Хучь «Гринпису» челом бей, чтобы освободили от вашего брата. Всхомянетесь потом, да поздно будет... Ну, ладно, Ванюша, глянулся ты мне. Пойдём-ка в гости: покажу, как живём, кой с кем познакомлю. Авось и поумнеешь…
В глубине старого склепа уютно потрескивал костёр. Несколько упырей в разных стадиях разложения грели корявые ладони с отросшими бурыми ногтями. Прохор Петрович сноровисто накрывал на крышку гроба, заменяющую стол. Появились плошки с солёными грибами, огурцами и капустой, тарелка с толсто нарезанным салом. В середину крышки старый вурдалак торжественно установил огромную бутыль с мутной желтоватой жидкостью и несколько щербатых стаканов. Обернувшись к Ван Хельсингу, сидевшему поодаль, Прохор Петрович по-свойски подмигнул:
- Вот энтим и спасаемся. Самогонка на гематогене, гематуха по-нашему… Пару стопок тяпнешь – и организм нормализуется. А ты: «Кровь пьёте…» Темнота ты, Иван, хучь и с цивилизованной державы. Ну, други, давайте за знакомство! Честь-то какая: с самого Ватикана человек приехал решку нам навести.
Вампиры одобрительно заухмылялись и хлопнули по первой. Ван Хельсингом овладела какая-то странная апатия. Не задумываясь, он выцедил свой стакан. Гематуха немного отдавала железом, горчила, но в целом шла неплохо.
…Через пару часов в склепе воцарилась атмосфера обычной дружеской попойки. Ван Хельсинг уже забыл, когда в последний раз ему было так хорошо. Сквозь полусон до него доносились обрывки вурдалачьих разговоров: «Только выкопался, а он по башке мне осиной – хрясь! Ты чё, грю, больной? Креста на те нету…» - «Видите ли, коллега, здесь мы имеем дело с нарушением терморегуляторной функции крови. Снижение относительной плотности, как показывают исследования…» - «Да пошли, говорю, её ж тока позавчера схоронили, свеженькая. Она при жизни-то всем давала, а щас и вовсе ломаться не будет. Эх, живой, аль нежить – было б кого пежить, уаха-ха-ха!». Из оцепенения охотника вывел дружеский толчок локтем.
- Ты, Ванюша, не спи, разговор есть. – Прохор Петрович вдруг стал необыкновенно деловитым. – Скажи-ка ты мне, сынок, сколько тебе Ватикан платит за нас, страдальцев невинных?

В склепе вдруг стало тихо, вурдалаки прислушивались. Ван Хельсинг долго смотрел в землю, затем виновато сказал:
- По три евро с головы… плюс проезд. Питание и проживание за свой счёт.
- Дёшево цените, - задумчиво сказал Прохор Петрович. – То-то, смотрю, отощал ты, Ваня, да обносился весь. А вот чего бы ты сказал, ежели бы с головы – да по тыще евров ваших. Золотом, а?
Охотник оцепенел. Далеко, на границе сознания промелькнуло аскетическое лицо кардинала Дамиани, приглушённым эхом отозвалось: «Отступник да будет проклят!». Но потом суровый облик растворился в картинах недавнего прошлого. Трансильвания, Париж, Лондон, Прага… Бесконечные схватки, ночёвки в дешёвых мотелях, экономия на еде, ноющие раны… Казначей Фра Лоренцо, отсыпающий скупую плату под бесконечное ворчание о недостаточности фондов и дефиците ватиканского бюджета… Какая-то горячая волна стала подниматься изнутри, докатившись до горла сухим комком. Жар сменился бесшабашной решимостью.
- Может, и сторгуемся, - медленно произнёс Ван Хельсинг. – На кого заказ?
- Вот это по-нашему, по-христиански, - обрадовался вампир. – Тут, Ваня, вишь, какая штука… Сам посуди: существуем мы тут мирно, никого не трогаем. А вот, поди ж ты, взялись подсылать к нам таких, как ты, убойцев. То из Рима, то своя Патриархия наймёт, то сами по себе прут невесть откуда. Начитаются, понимаешь ли, Стокера… Вот мы тут и порешили, стало быть, принять энти, как их… превентивные меры, ага. Золотишко имеется: мы клады в купальскую ночь видим. Ну, и разведка поставлена, сам понимаешь. Слухом земля полнится – вот, свои через землю и передают. Короче, делаю тебе от всего нашего обчества, значить, оферту…
Над сельским кладбищем где-то в Калужской глубинке медленно поднималось солнце. Ван Хельсинг шёл по колено в росистой траве и улыбался. На груди пригрелась фляга, от души наполненная гематухой. В левом кармане побрякивал увесистый мешочек с золотом, выданный Прохором Петровичем в качестве аванса. В правом кармане лежала свёрнутая бумага со словесными портретами Блейда, Баффи и Сета Гекко. Жизнь снова обретала смысл…

(с) Lexеич

09:47 

Жизнь

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
С каждым разом все веселее.
Горячую воду отрубили, лифт до конца июля тоже отрубили. Подъезд покрасили в цвет взбесившихся фисташек.
Вчера взял с собой зонт и солнечный очки, ни дождя ни солнца не было.
Ну вот как так?

12:27 

Жизнь.

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Из Питера вернулся. Ниче так. Колено болит - долго ходили.
Неделя без инета - круто. Но когда есть чем заняться, даже не замечаешь его отсутствия.
Форум мне все же куда более интересен, чем дайри.
Посмотрел на свой дайр. Меня удивляет данное постоянство. Сколько лет я уже с этим ником и дизом? 2,5 кажется.

11:02 

Посидели хорошо)

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Хвастаюсь. У меня теперь есть флэшка на 4 гига, 2 книги про вампиров, карты таро, массонский нож, статуя черного человека и кольцо в виде паука.

Я гот?

19:41 

А всем...

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
сегодня звонили и спрашивали, не ваш ли труп на Октябрьской?
Или только мне?

13:44 

Да, совсем пропал

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Просто не могу оторваться от форума.
Столько незнакомых людей.. Столько сил уходит на изучение литературы по настройке форума.. Знал бы я, что так сложно - все равно бы взялся.

20:40 

Стиш.

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Ты помнишь, как было мучительно больно?
И как холодели кончики пальцев.
А небо смеялось, так зло и довольно,
Что скулы сводило, а сердце сжималось.
А мир был огромным и мертвенно-бледным,
Как дым, растворялись надежды и страсти.
Но мы оказались сильнее. Он выжил,
Наш хрупкий цветок невозможного счастья.
Как долго мы кровью врастали друг в друга...
Расставшись на час, как на век разлучались.
И души безумные рвались на части,
Как странники в вихре, по миру метались.
А мы устояли, сошли и воскресли,
Мы стали сильней, и немного другими.
Мы вместе! Ты знаешь, мы все таки вместе!
И каждый в любимом обрел свое Имя.

13:23 

Фотоотчет по СК.

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Все в комментах.

17:24 

Людям о Ледях

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Людям о Ледях

Одна Леди заказала на завтрак сыр «Тет-де-муан», но ей принесли обычный «Костромской».
- Какое же вы быдло.. – сказала дворецкому Леди, откусив кусочек сыра. - Не мог потоньше порезать чтоле, баклан?
И дворецкий понял, что для Леди главное – утонченность.

Одна Леди пятьдесят раз упала в грязь по дороге домой.
- Леди! - ахнул дворецкий, открывая дверь.
- С головы до ног. – мрачно кивнула Леди.

Одна Леди всегда ковыряла в носу в перчатках.
Потому что холеные пальчики и ухоженные ногти – главный признак настоящей Леди.

Одна Леди стырила в государственном учреждении огнетушитель.
- Стильная штучка, вы понимаете? – объясняла она полисмену. – Стиль – это очень важно для Настоящей Леди.
Полисмен гладил ее по бедру и был с ней полностью согласен.

- Леди. Она настоящая Леди! – шептались Джентльмены. – Мы тут о сексе вовсю болтаем, а она молчит. Как будто не слышит.
- Слышит. Она покраснела, видите? – возражали другие Дженльмены
Леди действительно не слышала всех этих похабников. «... а потом я изобью тебя спиннингом и проколю тебе соски, раб!» - дописала она смс и укоризненно посмотрела на Дженльменов.
Джентльменам стало стыдно.

- Леди! Леди! – сказали Джентльмены одной Леди. – Как вы можете ездить верхом без седла? Это недостойно такой утонченной Леди, как вы!
- За кого вы меня принимаете! – возмутилась Леди. – В седле я. Просто седла под задницой не видно.
- Птьфуй! Стыдно, Джентльмены– возмущенно сплюнула леди и спешилась, чтоб продемонстрировать седло.
Лошадь облегченно вздохнула. Джентльмены смущенно, на поднимая глаз, пялились на зад Леди.

- Леди Виндзор и с ней опять какой-то мужик! – торжественно объявил герольд.
- Леди Виндзор, леди Виндзор... – перешептывались Джентльмены.
- Какой-то мужик, какой-то мужик... – перешептывались Леди.
- Леди Виндзор и с ней опять какой-то мужик! – повторно объявил герольд.
- Тихо, тихо!! – шикали все друг на друга.
- Леди Виндзор и с ней опять какой-то мужик! – в третий раз объявил герольд.
- Подожди, мляяя. – закричала Леди Виндзор из фойе. – Переобуваемся мы!!
- Настоящая Леди может себе позволить быть экстравагантной! – завистливо простонали Леди в зале.

- Что это за странную фигуру вы мне показываете? – поинтересовался Дженльмен у Леди.
- Это я вам Фак показываю. Средним пальцем. – пояснила Леди. – Просто я при этом еще и манерно отставляю мизинчик.

Джентльмен самозабвенно хлюпал своим пятичасовым чаем, не обращая никакого внимания на осуждающие взгляды Леди.
- Хорошая сегодня погода, не так ли? – спросила Леди и швырнула сахарницей в голову Джентльмена.
- Уыыыааайййяя! – взвыл Джентльмен. – Озверели вы, мэм, что ли?
- А что мне было делать? – тихо произнесла Леди. – Леди же не может делать резких замечаний за столом. Вы не передадите мне сахар?
Джентльмен поднял с пола два куска сахара и передал их Леди.
- Мерси. – недовольно пробурчала Леди. – Не могли что ли щипцами сахар с пола поднять?

- У настоящей Леди должны быть признаки ума на лице. – укоризненно сказал Джентльмен. – А у вас пудра только.
- У настоящего Джентльмена сейчас на лице травма будет. – пообещала Леди и выплюнула беломорину.

14:05 

Фотоотчет по СК-2. Сцена.

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.
Заранее извиняюсь, я вообще не фотограф.
Но чтоб представить, как оно было - покатит)

Дальше в комментах.

17:11 

Как и обещал) Цветение)

Кладбище. Дождь. Все мокнут. А я лежу в уютном теплом ящике.



Пустошь

главная